Номер встретил её равнодушной тишиной. Тихий щелчок магнитным ключом и зажегся свет. На ходу она скидывала поочередно: обувь, рубашку, шикарный комбинезон, штанина которого была залита кровью, уже в одном белье подошла к зеркалу, взяла с тумбочки сигарету, закурила и только после этого посмотрела в глаза собственному отражению и в сотый раз за эту ночь разрыдалась. Она плакала от боли и горечи. По щекам уже не текла косметика, все смылось еще в первый час её истерики.
Зарывшись в гостиничное одеяло, она вспоминала день, который должен был стать самым счастливым, но вместо этого принес столько страданий. Сперва был концерт, о котором она мечтала с детства, масса эмоций, сорванный голос, слезы (тогда еще от счастья), но потом, на выходе, какой то урод толкнул её так, что она упала и разбила коленку, причем так сильно, что пока шел доктор, асфальт под ногами покрылся бурыми каплями. Потом её отвезли в больницу, и стало еще больнее, потому что кололи заморозку, срезали края раны, накладывали швы… Боль и обида мешались внутри, вытекая наружу слезами…
Дыша ртом из- за отека вызванного истерикой, всхлипывая все реже, она, наконец то, начала погружаться в сон, но даже там её душили рыдания. Уже были мокрыми волосы, одежда, и кажется в балетках тоже хлюпали слезы, но она не могла успокоиться.
-Хватит!-раздался рядом голос и её руку накрыла чья то ладонь- красивая, с длинными костлявыми пальцами и проступающими по внешней стороне венами.
Она повернула голову. Перед ней был тот, о встречи с которым она грезила всю жизнь, кого любила, несмотря на то, что совсем не знала и о ком думала постоянно, даже в те моменты, когда была не одинока, тот, после чьего выступления она так обидно упала. Он смотрел на нее строго и властно.
-Хватит!-снова повторил он тем же тоном- Мне не нужна твоя боль.
-А что тебе нужно?
-Слезы. И их уже достаточно!
-Зачем тебе мои слезы?
Внезапно где то вдалеке включился огромный экран, на котором замелькал ролик, который она видела вечером перед концертом. Дети, пьющие из лужи грязную воду, родники начинающие бить прямо у них под ногами, счастливые лица жителей слаборазвитых стран и надпись «Все средства от тура пойдут на обеспечение питьевой водой жителей стран третьего мира».
-Они не нужны мне! Они нужны им!
-Они пропитаны страданием… Зачем им мертвая вода?
-Они пропитаны любовью…-на его лице наконец то появилась улыбка, а тон стал мягче. -Но она не для них!
-Но иначе их не получишь…
-Кто ты?
Он снова улыбнулся.
-«Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Как часто людям приходит в голову истина в первой инстанции, которой они не придают значение… Гете- живой пример.
-Мистер Devil,-впервые за долгое время её слезы наконец то высохли-я никогда не думала, что скажу это, но… Для меня большая честь любить именно вас.
-Ах как часто я это слышал. И каждый раз- одинаково приятно.-он обнажил наращённые, отбеленные клыки, вытащил сигареты из кармана жилетки, закурил сам и угостил её.
-Так значит, дьявол курит Marlboro Medium… Брутально…
Следом за сигаретой, он протянул ей неясно откуда взявшуюся розу. Красивую, с дивным ароматом, на тонкой ножке усыпанной мелкими, острыми шипами.
-Откуда это?-она аккуратно взяла цветок стараясь не поранить пальцы.
-Выросла на том месте, где ты теряла кровь. Вы- люди такие смешные! Ищите чудеса там, где их нет, не замечая того, что творите сами…
-Она же черная и вся в шипах…
-Детка, ты любишь Дьявола… Она не может быть другой…
-Но я верю в Бога! Хожу в церковь, соблюдаю посты…
-Разве твоя вера пострадала сейчас? Или может быть Господь запрещает любить… Сегодня ты- спасла людей от холеры, засухи и жажды. Вовсе не твоя вина, что я воспользовался твоим чувством…
-Наверное это подло… По отношению ко мне…
-Ну тебе же говорили, что я не очень хороший парень…-и он снова обнажил клыки в ослепительной улыбке- А теперь иди, и будь счастлива. Любовь не должна приносить боли…
Его ладонь накрыла её глаза, а когда он убрал её, было уже утро. Номер освещал солнечный свет, сквозь приоткрытое окно доносились звуки гудящей столицы. Она встала, подошла все к тому же зеркалу, на тумбочке под ним лежала черная роза с колючей ножкой и пачка Marlboro Medium. Она вытащила сигарету, закурила, села в плетеное кресло, выпустила струю дыма и уверенно сказала в пустоту:
-И все- таки я люблю вас, мистер Дэйвил!
Горечи не осталось, боль ушла…

Комментарии

Пока комментариев нет.