Правда это, или нет,
Проживал в лесочке дед.
Он с весны уж, день-деньской,
На делянке пашет той.
Вот и осень на порог,
Урожай богатый лёг,
Репа выросла с арбуз,
Сладок деду этот груз,
А излишки он продаст,
Будет денежек запас!
Взялся дед за тяжкий труд,
Тянет репу весом, с пуд.
Вдруг, откуда не возьмись,
Тут медведь и объявись.
Мишка глазками сверкал,
Речь он гневную держал:
- Я хозяин здесь, по-праву,
На тебя найду управу,
Если хочешь сытно жить,
Урожай давай делить,
Или я не прав, старик,
Развяжи-ка, свой язык?!
Дед неспешно говорил,
Он пред Мишкой не юлил:
- Что ж, медведушко, бери,
Да себя не обдели!
Воля-волюшка твоя,
Возразить тебе нельзя,
А делиться - долг святой,
Поделюсь и я с тобой!
Правда, грубый твой подход,
Он от беса, Миш, идёт,
Пусть же время судить нас,
По труду нам хлеб воздаст,
Что желаешь ты, вершки,
Аль в земле что, корешки?!
В думку тут же впал медведь,
Он на поле стал глядеть,
По душе ему ботва,
Потерял медведь слова,
Лист широкий, не обнять,
Как его себе не взять?!
Мишка речь понёс в размах,
Говорил он, второпях:
- Я беру себе вершки,
Не нужны мне корешки!
Ты в земле копайся сам,
Может, что отыщешь там,
Не такой уж я простак,
Если думаешь ты так,
А не то раскрою пасть,
Вмиг познаешь мою власть!
Дед печальный сделал вид,
Дед на Мишку без обид:
- Бог, медведушко, с тобой,
Коль живёшь ты, как слепой,
На себя потом пеняй,
Да меня не поминай!
Мишка снова кажет злость,
В словесах своих он прост:
- Не тебе меня учить,
Как на этом свете жить!
Все слова мои - закон,
Быть исполнен должен он!
Дед не стал слова тянуть:
- Изложил ты, Миша, суть!
В разговор с тобой вступать,
Это борщ пустой хлебать.
Так давай же, поспешай,
Урожай свой собирай!
Мишка был в работе скор,
Завершил он скоро сбор,
С поля всю ботву собрал,
С песней в лес её таскал,
В яму там пристроить смог,
Спать у ямы Мишка лёг.
Дед тянул в улыбке рот:
«Он себя не бережёт!
Ох, медведушко, чудак,
В голове его бардак,
Сам не ведал, что творил,
Честно, правда, поделил»!
Урожай собрал дедок,
К дому путь его далёк,
Репа в том возке, горой,
Ехал спешно он домой.
Да медведь решил поесть,
Коль запас харчей уж есть.
Пасть он в яму запустил,
Листья пастью захватил,
Стал усердно их жевать,
Стал он горечь ощущать.
Вдруг плеваться Миша стал,
Он плевался и ворчал:
- Что за странные вершки,
Как на вкус они горьки?!
Это просто жуткий яд,
Неужели их едят?!
Свесил в яму Мишка нос,
В ней застрял его вопрос,
И не в силах дать ответ,
Стал ругать он белый свет.
Наругался Мишка всласть,
Вдруг мыслишка взяла власть!
Он за мыслью поспешил,
У дороги Мишка был,
Деда стал в засаде ждать,
Сон, как муху, прогонять.
Так и утро подошло,
В небе солнышко взошло,
Дед спешит уж на базар,
Конь везёт в возке товар.
Встал медведушко пред ним,
Взглядом жжёт его своим.
Дед лошадку придержал,
Мишке он вопрос задал:
- Что, медведушко, грустишь,
Взглядом огненным пылишь?!
Как вершки-то, хороши,
Воротит, видать, с души?!
Тут медведь давай рычать,
Стал он воздух сотрясать:
- Ты язык свой укорочь,
Речи мне твои невмочь!
Голова себе я сам,
Грош цена таким словам,
На возке твоём мешки,
В них-то, верно, корешки?!
Мишка лапу ту в мешок,
Плод один на свет извлёк,
Кинул тут же его в пасть,
Испытал такую сласть,
А потом ещё он ел,
Мишка в том труде потел.
Скоро он качнул язык,
Позабыл медведь про крик:
- На тебя я без обид,
Коль собою сам и бит!
Знаю, будешь ты не рад,
Но теперь такой расклад!
В осень будет урожай,
Появлюсь я тут же, знай!
Корешки ты мне отдашь,
А вершки свои продашь,
И перечить, дед, не смей,
Сам себя ты пожалей,
А теперь пора мне спать,
Я устал язык чесать!
Дед спокойно отвечал,
Мишке он не возражал:
- Я перечить не могу,
Лучше жизнь поберегу.
Я пусть зудом изойдусь,
Но тебя, медведь, дождусь,
А теперь и мне пора,
Заболтался уж с утра,
В словесах совсем погряз,
Как последний лоботряс!
И поехал дальше дед,
На глупца обиды нет.
Мишка в чащу завернул,
Он под ёлкой вмиг уснул.
Побежали быстро дни,
Калачом их не мани,
И за месяцем, второй,
Шёл степенно на покой.
Так и минул скоро год,
Осень встала у ворот.
Деду снова радость в дом,
Урожай его весом,
На делянке чудо-рожь,
Колос к колосу хорош!
Дед в работе снова весь,
А медведь стоит уж здесь!
Пасть мгновенно он раскрыл,
Слов медведь пустых не лил:
- Видишь, дед, настал мой час,
Подавай расчёт сейчас!
Собирай живей вершки,
Оставляй мне корешки,
И давай, пошевелись,
Силой всей ты навались,
А иначе, быть беде,
Перцу я задам тебе!
Где ж перечить деду тут,
Коль слова такие прут?!
Стал он дело продолжать,
Снопы те скорей вязать.
Дед на Мишку взгляд косил,
Он, как солнышко, светил:
«Ох, и глупый ты, медведь,
Уже взрослый вроде ведь»?!
Рожь к обеду дед собрал,
Снопы шустро он связал,
Их сложил в возок рядком
Ехал к дому дед молчком.
Он из виду лишь убыл,
Мишка к действу приступил.
Корешки он стал таскать,
Взглядом их своим ласкать,
В удивлении потел,
Речью он едва владел:
- Это, что за корешки,
До чего ж они тонки?!
Что за этаки дела,
Репа та с арбуз была! -
И опять твердит своё. -
Корешки же, ё-моё!
Мишка в лапу их схватил,
В пасть засунуть поспешил.
Морщил он усердно нос
Всю траву плевками снёс!
Вдруг на землю сел медведь,
От стыда он стал гореть:
- Что за напасть, не пойму,
Горечь снова, почему?!
Глупый, видно, я совсем,
Раз такую гадость ем!
Так и с голоду помрёшь,
До зимы не доживёшь.
Деда мне бы навестить,
Пусть меня он учить жить! -
Тяжело медведь вздохнул. -
Правда, с ним я перегнул.
Может, дед меня простит,
Той работой наделит?
Он же видно, добрячок,
От меня же будет прок!
К деду Мишка побежал,
Деду он в колени пал:
- Ты меня, дед, извини,
Шибко очень не вини,
В голове моей бардак,
Думал я ей, кое-как!
Знаю точно, это грех,
И о днях жалею тех!
Дай работу мне, а, дед,
Мне в силёнках равных нет!
Дед медведя оглядел,
От словес его сомлел:
- Быть, медведушко, тому,
Научу тебя уму!
Покаянье - сердца крик,
Для души оно - родник,
А помощник нужен мне,
Силы уж мои не те,
Старость знак уж подаёт,
К той землице дюже гнёт!
И вот с этих самых пор,
Их обходит даже спор,
А с весны друзья в делах,
При своих всегда правах.
Осень в радость у друзей,
В дом достаток входит с ней,
В закромах запасов, в край,
Только ложкою махай.
До сих пор они живут,
Репу с хлебушком жуют.
Там всегда открыта дверь,
Репа та вкусна, поверь.
Да и хлебушек ржаной,
Вкус имеет неземной.
Угоститься, друг, не грех,
Приглашают в домик всех!

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев

Комментарии

Пока комментариев нет.