Это запрет. На мысли, на чувства, на действия.
Выбора нет. Мы терпим бедствие.
Яростный взгляд в дикое прошлое:
Щёки горят – я огорошена.
Ошалела, ошпарена
Твоим чудным варевом,
Сбита с толку, сброшена,
В чане мыслей плаваю...

Холодает. На улице привкус грусти,
Я всё жду, что меня, наконец, отпустит,
Но куда там! Клокочет в груди и брызжет
Горе чёрное. Вязкой зловонной жижей
Заливает асфальт. Если б только яд
Да пиявкой высосать, да приклеить улыбку картонную..
Не судьба. И опять внутри себя похоронена,
Я вдыхаю ветер чужих откровений просмоленных
И царапаю столик в баре –
Чтобы каждой твари по паре.

Умоляю, молчи. Слова – это фальшь.
Из кристальной души созидается фарш,
У кого-то не так – просто божья блажь
Или угли в том месте, где был пожар.
Мы вцепляемся в руку кому-то. Мне жаль,
Что тонуть и тонуть, вспоминать-истязать,
И бежать от теней, и глаза закрывать –
В темноте не догонят. Ни стыд ни вина,
Только в сумраке стылом не сыщешь тепла.

В моём храме всё стихло. Совсем тишина.
Даже хлопанья крыльев уже не словить.
Боги в полном молчании сходят с ума,
Понимая, что заживо начали гнить..
Между мной и тобой был когда-то канат,
А теперь лишь незримая хрупкая нить.
Загорается лампочка в тысячу ватт,
Нервно ёрзает, жаждет кого-то винить..

Стены серые дышат едва. И я
Вместе с ними сползаю куда-то в пол.
Слишком сложно всё время бояться огня,
Слишком просто навеки забыть свою роль,
Отказаться от маски, от чётких слов,
Что прописаны в нашем сценарии;
Мокнут головы мутных, тревожных снов
Под дождём. Снится мне аномалия:
Снится счастье. И мальчик, и девочка, пруд,
Друг без друга они никуда не уйдут,

Она тихо считает на пальцах. Раз:
Средь воды утопически заперты,
Искры льются из ясных невинных глаз,
Созерцанием блеска заняты.

Уже два – ему кажется, выход есть:
Надо просто нырнуть и вынырнуть.
Но сознание топчется где-то не здесь
И само себя хочет вывернуть...

Она тихо считает, пока он плывёт,
Вот уж очередь тройки настала.
Про себя она знает, что скоро умрёт.
Слишком долго ждала и мечтала.

Солнце нежно ласкает лесной горизонт,
Ветер травам поёт призывно,
Мчится скорый, но кажется, словно не тот.
Нас уносит сильнейшим отливом,
Пасть морская смеётся: холодной волной
По камням нас с лихвою протащит
И опутает тиной и затхлою тьмой.
Панихида по дням пропащим
В крике чаек звучит. Умоляю, молчи.
На песке ещё след от костра не остыл,
И знакомое тело накроют врачи,
И возложат цветы к одной из могил.

Больше нет ничего. Пустота без ядра.
Залепляя глаза и уши, снег глушит.
Я молю, уходи. Ты созданье из сна –
Для тебя же так будет лучше.

Комментарии

Пока комментариев нет.