ШУТКА ДОМОВЕНКА Ч.1 от Awgust в discoverArt

1. Дальше – некуда!

Домовенок случайно оказался в этом маленьком домике на самом краю всеми забытой деревушки. Да и деревушкой называть эти покосившиеся стены домов и полуразвалившиеся крыши над ними было как-то слишком громко. А домиков осталось всего пять. Остальные? Какие-то были разобраны проезжими умельцами, чтобы потом обозначиться банным срубом на участках зажиточных любителей парных. Иные, прижженные степным пожаром и не защищенные вовремя немощными «доживателями века», обратились в обуглившиеся останки, которые за долгое время приукрасил изумрудными рисунками забравшийся на них мох. Некоторые просто рассыпались трухой в густых зарослях дикого кустарника и буйных порослях высокой травы. На пять заселенных домиков приходилось восемь полуживых душ населения. В трех жили одинокие старушки. В одном жили старик с бабкой. Обоим уже за восемьдесят с лихвой перевалило. А в последнем, самом дальнем от пробегавшей мимо грунтовой дороги в райцентр, жили трое: бывший лихой тракторист, Колян Звонарь, который, уже лет с двадцать. не брался за рычаги трансмиссии из-за полученного увечья на ремонтных работах, и две переселенки, что забрели сюда полтора десятка лет назад, да и превратились из квартиранток в членов подворья, поскольку, лучшего места, в силу своих возрастных данных, отыскать уже не могли. Коляном Звонарем Николая прозвали с той поры, когда по требованию районного начальства он и его сменщик забирались на колокольню скидывать старый колокол. Как там у них наверху вышло по хмельному делу, но оказался Николай подвешенным спутанными ногами за язык колокола головой вниз.
Тело его по инерции в раскачку пошло. А язык этот самый такой звон отбивать начал, что вся деревня собралась. С той поры Звонарем и слыл.
К последнему домику и был приставлен Домовенок. Если вы думаете, что заслуги и наказания существуют только в мире людей, то очень ошибаетесь! Это когда-то каждый домовой мог жить по своему усмотрению. Хотел - добро вершил, хотел – пакостил понемногу своим хозяевам, если те должного почтения ему не оказывали. Теперь с людей, которых сами жизни учили, пример взяли.
Главный Губернский Домовой так и заявил на том сходе, когда Домовенка в изгнание отправляли:
- Мы только-только с людьми контакт нормальный отладили. Разделили, можно сказать, сферы влияния друг на друга. Мы стали вести себя благоразумней и ситуации соизмеримо, а они перестали натравливать на нас разных магов и колдунов. Ученых еще. Помните, когда человечий народ на нас ополчился? В кого только нас не обряжали! И Барабашки, и Тарабашки! То живность изводим, то рыбки в аквариумах дохнут. Иногда и мы для острастки слишком нерадивых пошаливали. Но не до такой же степени! Пропьют всю свою доходность до дырок в карманах, сами зубы на полку складывают, а живность разная, что при них в домах питаться должна, на голодный паек определяется. Это у них естественным отбором зовется. Некоторые и не выдерживали, Какая аквариумная рыбка выдержит, если ей, почитай каждый вечер, в аквариум самогон доливают при ополаскивании рюмок в его воде? И я говорю – ни какая! Совместно во всем разобрались. С нас вина спала. Так нет же! Вот этот «шутник» на нашу голову объявился! Не достоин быть Домовым, а потому и кличут Домовенком! Какой уважающий себя домовой будет сажать кота за вентиляционную решетку? Этот умудрился. Да еще и бедную скотину вперед головой в вентиляционный канал засунул, чтобы развернуться не смогла. В результате вся многоэтажка всполошилась в поисках спрятавшегося где-то пассажира НЛО. Пока спасатели этого крикуна не извлекли. А соседского пса кто в лифт завел и меж этажей завесил? Опять этот разгильдяй! Пес там такой вой устроил, что жильцы его за сирену воздушной тревоги приняли… Думаю так: не дорос еще своим сознанием этот разболтавшийся сородич наш до уровня городского жителя. Потому решаю отправить его на поселение в самый глухой угол без права общения с родственниками. На три года! Есть возражения?
Возражать Главному Губернскому Домовому мог только душевнобольной. Поскольку домовые склонность к таким болезням из-за своей сути не имели, то возражений и не поступило.
- Есть такое место! – Пропищал с заднего ряда сгорбленный старостью домовой, у которого в общем море густых седых волос только и проглядывали, что два по-молодому блестящих синих глаза. – Меня туда Ваш дедушка на жительство определил. И позабыл, видать. Почитай, две сотни лет… Зажиточное село было. Хорошо жилось. А потом раскулачивания, продразверстки, продналоги, коллективизация, трудодни … Совсем уморили люд. В город поубегали. Немощные только остались. Им молодой пригляд нужен. А меня бы куда к санаториям поближе. Подлечиться бы надо.
- Принимается! - Обрадовано заявил Главный Губернский Домовой. – Туда его и командируем. Собирайся, Домовенок. Попутного тебе ветра.
Тут не запротестуешь. Одно мановение руки Главного и очутился Домовенок на тесном чердачке пахнущей прелыми досками крыши. В окружении пауков, старательно заполнявших еще оставшиеся свободные места вязью своих замысловатых паутинных узоров.
- Привет, труженики! – Озорно сдвинув на затылок свою любимую тюбетейку, забытую когда-то квартирантом-азиатом в кладовой квартирной хозяйки. – Все плетете? И чего вам не сидится? Как всегда, труд ваш на ветер…
- Ты откуда такой резвый? – Важно вопросил большой черный паук, чуть расслабив челюсти, сквозь которые вытекала тонкая нить паутины. – Мы тебя не знаем совсем.
- На подмену я. В ссылку за проступки. Как жизнь тут?
- Какая жизнь? Нам полегче стало. Никто работать не мешает. По крышам не шастают, как раньше. А людям… Кто их знает. У них и спрашивай, коли интерес есть. – Паук важно отвернулся и продолжил свое ткацкое дело.
У Домовенка просто зачесались руки прихлопнуть это зазнавшееся насекомое, но он вспомнил о данном слове вести себя прилично и только вздохнул с сожалением. «Поважничал бы ты у меня пару дней назад! Давно бы уже все твои длинные ноги повыдергал!» - Подумалось Домовенку, но вслух он произнес иное:
- Не буду отвлекать вас от ваших дел, господа пауки и паучки! Мы, я думаю, не скоро увидимся, поскольку здесь мне делать нечего. А если у кого желание возникнет, заглядываете в дом. Там и побеседуем.
Колян Звонарь и две сухонькие старушки в ярко-белых платочках в самый раз чай пить собрались. Местами позеленевший снаружи, бронзовый самоварчик, являвший собой творение тульских умельцев полуторавековой давности, лишенный дымовой трубы, которая, вместе с посеревшим от старости хромовым лемехом-сапогом, лежала в углу, возле печи. Три чашки на трех блюдцах с одинаковыми изображениями бабочек в рамочках с облупленной позолотой стояли в ряд перед заварным чайником из той же коллекции старины. На тарелочке лежали несколько штук вареных яиц и пять-шесть печенюшек. Полупустая банка с леденцами завершала убранство стола.
Притаившись в уголочке, Домовенок взирал на сервировку и грустно размышлял: «Тут, пожалуй, лишней крохи не перепадет. А о сытной жизни и мечтать не придется!»
- Николай! Долго ли еще возиться в сенях будешь? Не наладишь крючок, так много ли горя? У нас брать проезжим нечего. А ежели самих куда свезут, так это только нам на пользу. Идем чай пить! - Проговорила одна из старушек, разливая по чашкам заварку из каких-то пахучих трав и дополняя ее кипятком из самовара.
- Иду, Надюха, иду! – Отозвался от входа мужской голос и на скрипучий табурет у стола присел кряжистый бородатый мужик. Когда ладонью правой руки он проводил по своей седой бороде, Домовенку бросилось в глаза, что на кисти нет других пальцев, кроме большого. – Чай, так чай! Со зверобойчиком и мятой? Отлично!
- Наши травы нам полезней, чем заморское зелье! Чего зря деньги на заварку тратить? Сами собрали. Пользы много, а вреда нет совсем. – Ввернула несколько слов вторая старушка.
- Твои, Наталья, сборы не одного на ноги ставили. Верно. Польза большая. – Согласился Николай.
Молча старики попивали чай, переливая его в блюдца. А затем бабка Наталья заявила:
- Про домового не забыть. Пару конфеток и печенюшку на печи оставим. Пусть поужинает.
Помолясь на образа в углу, старики задули фитиль керосиновой лампы, и домик окунулся в темноту.
- Нет. Так дело не пойдет. – Завздыхал Домовенок. – Это что же? Никому старики не нужны стали?! Это мы еще посмотрим.

Комментарии

Пока комментариев нет.