2. Беру инициативу в свои руки!

Утром, когда закончил свое крикливое выступление единственный на деревушку петух, а на двух дворах застучали по звонким стенкам ведерок струйки утреннего козьего молока, на тропинке, которая вела к проезжей дороге обозначился невысокого роста человек в джинсовом костюме, с рюкзаком за спиной и с черной тюбетейкой на голове.
- Здравствуйте, граждане-селяне! – Громко заявил о своем прибытии пришелец, скидывая тяжелый рюкзак у первой же хаты. - На постой не пустите ли?!
Выждав пару минут и не получив ответа, пришелец прошел во двор через отворенную и косо болтавшуюся на одном шарнире калитку. Тогда-то он и был замечен сухонькой старушкой в белом платочке.
- Кого надо-то? – Обратилась она к мужчине в тюбетейке вместо приветствия.
- Вы всех знаете? – Удивленно спросил тот.
- А чего тут не знать? Восемь душ на всю деревню. Со мной вместе. – Охотно продолжила разговор старушка.
- А чего мало так?
- Это все, кому сил уехать не хватило. Теперь начальство с нами мается. И возиться не хочется, и бросить нельзя. Раз в две недели машина приходит. Пенсию, продукты завозит. Врачи заглядывают. Хлопоты одни. Пользы-то о нас никакой… Так, кого тебе?
- Может случиться, что и Вас, бабуля. На постой бы где стать. Мне тут поработать нужно. Местность вашу изучать прибыл. Потом еще, если в том надобность возникнет, подъедут специалисты.
- Заходи. Тут все одно, у кого. У нас поживешь. Мы, вроде, позажиточнее. И куры есть, и коза. Мужик в доме. Все не скучно будет. Меня бабой Натальей зовут. Дима? Дмитрий, так получается? – В маленькой горнице их встретили остальные жильцы. – Это - баба Надя, это – дед Николай. Вот и познакомились.
- Каким ветром к нам? – Поинтересовался Звонарь, когда дело дошло до чаепития.
- Попутным, дедуль, попутным. Дошел до центра слух, что в краях ваших минеральные источники залегают. Говорят, у болотца грязи целебные имеются. Если таковое подтвердится, на месте деревни вашей санаторий строить будут. Гостиницы с лечебницами. Народу попрет уйма. Асфальт проложат. Ваши домики сразу золотыми станут. Другие взамен построят. По последнему слову. А у местных врачей и здоровье поправлять будете.
- Что говорила? – Баба Надя залилась румянцем от испытываемой гордости. – Сколько лет твержу: не зря здешние травы такую силу имеют. Откуда-то они ее берут! А вы одно: как и везде, как и везде… Слышали, что ученый человек говорит? Права я была. Ты, милый, посиди, а я за соседями сбегаю. Им тоже все это интересно будет.
Баба Надя пошла шаркающей походкой на выход.

Пришелец, под зорким наблюдением стариков, рыл какие-то лунки, набирал в банки и бутылки какие-то пробы. Раза два относил их к дороге, где, как он рассказывал, забирают все это хозяйство лаборанты из института, в котором он работает научным сотрудником.
Слух о проводимых изысканиях не мог не докатиться до районного центра. Машина соцпомощи прибыла в назначенный срок и вооружившись последними новостями, разнопланово изложенными местным населением, доставила ценный груз бабьих вымыслов прямо в кабинет главного начальства.
- Как же это так? – Глава администрации гневно взирал на дышавшего легким перегаром утреннего «делового» возлияния архитектора района. – Как это, у нас не значатся ни какие источники? Работать надо, дорогой архитектор. В перерывах между встречами с застройщиками и владельцами хотя бы! Организм такой нагрузки может не вынести. За тебя, друг мой, беспокоюсь. Ты понимаешь, чем тут пахнет? Это не у Ваньки в пользу Маньки участок урезать на два квадратных метра! Это – гектары ценной земли! Не просто ценной! Тут нам с тобой, при хорошем раскладе дел, найдется и внукам что оставить. Понял?
- Не знаю я, откуда в центре про все разузнали. В область звонил. Там тоже удивляются. Участковый документы проверял. Все, как положено. Еще и обращение к местным властям о поддержке из Минздрава. Не шутки! В музеях своих что-то нарыли. Что делать-то будем.
- Землю выкупать! Не понял еще?! – Глава так грохнул папкой с бумагами об стол, что из рук архитектора выпал стакан с желанной водой и покатился по ковру, оставляя мокрый след. – У нас ее потом за любую цену клянчить будут! С руками оторвут.
- А кто выкупать будет? – Поинтересовался архитектор. – У меня уже на каждом родственнике что-нибудь да значится. В том числе и Ваше.
- Думай! Сроку два дня. Инвестора ищи! Он землю выкупит, а нас в долю. Кто-то должен же будет его интересы защищать. Не на халяву же.
- Все понял! Приступаю! – Архитектор выплеснул в себя воду из второго стакана и рысью двинулся на выход.

- Тут, Дмитрий, пока ты на болото ходил, мужик приезжал. Солидный. Весь в золоте. Машина черная. Как танк размером. Вот, водки привез какой-то. В глаза такую никогда не видывал. Продуктов разных доставил. Все дома обошел с гостинцами. Просит купчую подписать на участки наши. Да числится за нами после колхоза по паре гектаров земли. Где она точно, сказать не могу. Но документ есть в каждой избе. Плюс усадебки. Говорит, в другое место переселит. В ко… котежды какие-то. Чтобы не скучали друг за другом, пару на всех построит. С электричеством и водопроводом. И газ привозной наладит. Обстановку новую справить обещал.
- И всего-то? – Удивился Дмитрий. – Дешево ценит. В следующий раз меня в переговоры включите. Я ему объясню, что почем.

- Ты Леший, корягами своими не маши! Ты досказать дай. У тебя с Водяным давняя дружба. Знаю про то. – Домовенок стоял перед восседавшем на огромном пне Лешим. - Мне помощь от вас нужна. По-о-мощь! Понятно. Мне, а не людям, которые могут твое хозяйство перевести на бревна и сучья. Сведи нас. Мне нужно-то всего, чтобы у болота пару родников с водой минеральной забили. Приедут. Пробу возьмут. Точно – минералка. Закрутятся, засуетятся. Тогда-то я все, что замыслил, и сделаю. А меня за доброе дело назад в город переведут.
- Тебе, как дальнему родственнику, навстречу пойду. А людям помогать не буду! Они скоро совсем землю без лесов оставят. За планету обидно! Мне Водяной не откажет. Я по его просьбе тоже бобров уговаривал платины строить, чтобы ручей и болотце не высохли. В долгу он у меня…

Комментарии

Пока комментариев нет.